appavlenko

Category:

Красные войска под Кыштымом в 1918 году. Часть 5. Выводы и рекомендации Симонова

Выложу еще один фрагмент статьи, весьма примечательный — выводы военного руководителя отряда, бывшего офицера Генерального штаба А.Л. Симонова. На момент написания отчета он уже состоял в антибольшевистском подполье. Однако его рекомендации были профессиональны и ценны, касаясь актуальных вопросов строительства красных сил.

Павленко А. П. Красные войска под Кыштымом в мае-июне 1918 г. (взгляд генштабиста А. Л. Симонова) // Документ. Архив. История. Современность: сборник научных трудов. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2021. Вып. 21.

В конце отчета А.Л. Симонов сформулировал выводы и рекомендации. Прежде всего, он отмечал, что порядок снабжения и вооружения войск носил очень беспорядочный характер: «без сдаточных ведомостей, часто со случайными людьми, без провожатых, предметы вооружения присылались из Екатеринбурга на фронт не в том количестве и часто не те, что требовалось». Некоторые необходимые материалы, такие как ружейное масло, вовсе не были получены. Раздача оружия проводилась без всякой системы, «кому попало: и в войска, и на сторону». Вещевое довольствие, напротив, было налажено не плохо: «всех прибывающих на фронт… переодевали во все новенькое, от фуражки до сапог», причем А.Л. Симонов считал, что это многих прельщало идти на службу, при дезертирстве красноармеец уносил с собой новую форму [ЦДООСО, ф. 41, оп. 2, д. 361, л. 20–21].

Характеризуя комплектование и обучение войск, А.Л. Симонов писал, что набор добровольцев позволял постепенно наращивать количество, но качество войск оставляло желать много лучшего. Прибывавшие отряды имели своих выборных командиров, стремились в бою действовать самостоятельно, считая, что они одни могут «закидать шапками» неприятеля. Большой удельный вес личного состава «не имел вовсе понятия об оружии». К инструкторам, присланным для обучения, красноармейцы первоначально относились неодобрительно, по потом, в ходе занятий, отношение менялось на положительное. Поскольку в составе отрядов были и бывшие солдаты «старой армии», и рабочие, А.Л. Симонов обращается к взаимоотношениям в их среде: «бывший солдат, хотя он был кашеваром в запасном полку, обязательно именовал себя фронтовиком и относился с предубеждением к рабочему» [Там же, л. 21–22].

Генштабист отмечал, что громадное влияние на личный состав оказывал комиссар С.В. Мрачковский. А.Л. Симонов считал, что это было вызвано тем, что комиссар для рабочих был своим, из местных (уроженец Уфалея). В то же время моральный дух войск был не высок. Сказывалось понимание того факта, что противник – организованная сила, а сами красные плохо подготовлены в военном отношении и мало осведомлены в политической обстановке. Кроме того, красноармейцы знали, что чехословаки могут отпускать пленных по домам. Негативно сказывалась практика отправки комиссаром подразделений для реквизиций или восстановления порядка в окрестных населенных пунктах, что приводило к распылению сил [Там же, л. 22–23].

В вопросе об отношении местного населения к войскам А.Л. Симонов делает вывод, что «слишком безответственно вели себя части в полосе, ими занимаемой, почему вовсе не пользовались симпатией и покровительством жителей». Сказывались беспорядочные реквизиции, тяжелым бременем ложившиеся на население. Для гражданских лиц война с чехословаками не была популярна, напротив, при приближении легионеров «население чувствовало как бы освобождение от какой-то тяготы», за исключением деятелей советской власти, бежавших из опасения мести со стороны односельчан [Там же, л. 22].

Исходя из произошедших на фронте событий, А.Л. Симонов подвел итоги. Первый вывод касался морального состояния личного состава и звучал так: «У войск не было идеи, за которую они могли бы жертвовать жизнью». Второй вывод был очевиден для любого профессионального военного: импровизированную, слабо обученную и дисциплинированную армию нельзя противопоставить регулярному организованному неприятельскому войску. Пример Кыштымского отряда прекрасно это показал [Там же, л. 23]. 

А.Л. Симонов рекомендовал ввести принцип назначения командного состава сверху, установить строгий порядок в подразделениях, наладить отчетность в сфере материального обеспечения и организовать снабжение войск всеми потребными материально-техническими средствами. Необходимо было ввести ответственность за нарушение приказов и порядка. А.Л. Симонов выступил за создание в тылу специальной организации для обучения личного состава и за то, чтобы «не держать на фронте ни одного необученного». Он призвал освободить армию участия в карательных экспедициях. Рекомендация глобального характера звучала так: «отказаться от вольнонаемной армии и перейти к набору» [Там же, л. 23].

Полный текст статьи (выложил я ее частично, фрагментами) можно взять здесь  https://elar.urfu.ru/handle/10995/104245

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded