appavlenko

Category:

Красные войска под Кыштымом в 1918 году. Часть 2. Подготовка к боевым действиям.

...командир отряда Тимонин сознался А.Л. Симонову, что «по получению приказа о занятии деревень Курманово и Кузембаево был собран митинг, на котором решено было в бой не идти, а оставаться в своем селе»

Павленко А. П. Красные войска под Кыштымом в мае-июне 1918 г. (взгляд генштабиста А. Л. Симонова) // Документ. Архив. История. Современность : сборник научных трудов. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2021. Вып. 21.

Выкладываю второй фрагмент работы

Автор изучаемого нами отчета А.Л. Симонов прибыл на фронт 2 июня 1918 г., вступив в должность начальника штаба Кыштымского отряда. Штаб располагался в заводском поселке Кыштым, военным руководителем отряда был Осипов, комиссаром – С.В. Мрачковский. Однако уже 3 июня, в связи с болезнью военрука Осипова, его обязанности стал выполнять А.Л. Симонов, а сам заболевший командир был эвакуирован в Екатеринбург [ЦДООСО, ф. 41, оп. 2, д. 361, л. 3, 6, 27]. Согласно отчету, А.Л. Симонов с 3 июня развернул деятельность по приведению в порядок наличных сил и установлению связи, как между войсками на фронте, так и войсками и штабами отрядов и полков [Там же, л. 5].

Для усиления отряда был создан импровизированный блиндированный поезд на базе присланного бронеавтомобиля, установленного на платформу. Использовать броневик обычным способом оказалось невозможно из-за плохого состояния дорог [Там же, л. 6].

Слабым местом Кыштымского отряда оставалась разведка. Сам А.Л. Симонов об этом писал следующее: «Разведка на фронте ничего не давала, ибо не было опытных организаторов этого важного и необходимого дела. Войска вовсе не проявляли желания сблизиться с противником. Донесения или вовсе не поступали, или давали сведения, с военной точки зрения, ничего не значащие. По неволе… приходилось довольствоваться лишь сведениями от беженцев, которых совершенно свободно чехи пропускали, даже не обыскивая, в нашу сторону» [Там же, л. 3].

С 27 мая по 7 июня на фронте под Кыштымом было относительное затишье. Красные использовали эти дни для наращивания своих сил и приведения своих войск в сколько-нибудь боеспособное состояние. В это же время штаб отряда пытался организовать и активные действия. Предпринятые шаги по организации партизанского отряда (под руководством челябинцев Дранкина и Соснина) сразу потерпели неудачу. Предполагалось, что этот отряд, действуя в тылу легионеров, выведет из строя железную дорогу Аргаяш – Челябинск. Однако всё завершилось очень быстро: оба организатора были арестованы казаками (на поддержку которых они почему-то рассчитывали) и выданы чехословакам. Планировалось также создать партизанский отряд в районе шахты Шаниной (30–40 верст от Челябинска) из местных добровольцев [Там же, л. 6, 7, 29].

4 июня А.Л. Симонов провел реорганизацию доставшихся ему в подчинение сил. Подразделения 2-го Уральского полка сформировали отряд Кавского, 7-го Уральского полка – отряд Декана (б. офицера). Проходившие обучение на разъезде 87 рабочие дружины стали отрядом Лапотышкина (б. солдата). Три рабочих отряда в с. Рождественское составили отряд Тимонина (также в отчете использовалось понятие Рождественский отряд) [Там же, л. 6–7].

Схема расположения сил красного отряда под командованием Симонова. Прилагалась к отчету. Оригинал в архивном деле. Фотографию для поста взял здесь https://uncle-ho.livejournal.com/1437162.html (энтузиаст опубликовал). Сам я эту схему из дела не копировал.
Схема расположения сил красного отряда под командованием Симонова. Прилагалась к отчету. Оригинал в архивном деле. Фотографию для поста взял здесь https://uncle-ho.livejournal.com/1437162.html (энтузиаст опубликовал). Сам я эту схему из дела не копировал.

С 5 июня организуется усиленная разведка противника путем посылки партий, дозоров и лазутчиков. Вследствие плохой подготовки исполнителей результаты были неудовлетворительны. Сам А.Л. Симонов с командиром 2-го полка Кавским лично приняли участие в большом разведывательном поиске (80 добровольцев из числа венгров и русских красноармейцев). Эти силы зашли в лес на нейтральной полосе и, при приближении небольшой группы легионеров (13 чел. по оценки автора отчета), поспешно отступили в свое расположение. При этом некоторые бросали свое оружие – А.Л. Симонов и Кавский на себе принесли их винтовки. 5 июня чехословаки заняли лес у д. Аязгулово и разведка больше не рисковала переходить через р. Зюзельга. Кыштымский отряд лишился возможности видеть своего противника: лес и возвышенности у реки закрывали обзор [Там же, л. 8]. 

6 июня легионеры провели усиленную разведку на левом фланге красных в районе д. Аязгулово, д. Назырово, произошла стычка на крайнем левом фланге у д. Булатово. В штаб отряда поступили сведения о прибытии в Аргаяш эшелонов чехословаков и самого подполковника С.Н. Войцеховского. А.Л. Симонов сделал вывод (оказавшийся правильным), что его противник готовится к активным действиям против левого фланга красных в районе д. Назырово (здесь находилась удобная переправа через заболоченную пойму р. Зюзельга) [Там же, л. 8, 10]. 

Исходя из этих соображений, А.Л. Симонов перегруппировал свои силы. Отряд Декана (7-й Уральский полк) был отведен с ранее занимаемых на фронте позиций в тыл, на разъезд 88. Сюда же перебрасывался отряд Лапотышкина. Они были непосредственным резервом. На участок, который мог быть самым опасным в случае удара легионеров – левый фланг отряда, к востоку от железной дороги, был поставлен наиболее боеспособный Костромской полк (отряд Буриченкова), он должен был обеспечить устойчивость центра и левого фланга. К западу от дороги разместился отряд Кавского (2-й Уральский полк). На крайнем правом фланге отряд Тимонина получил приказ выдвинуться из Рождественского вперед, занять переправы через Зюзельгу у деревень Куманово и Кузембаево и угрожать чехословакам ударом в тыл. Рота 7-го Уральского полка заняла Булатово на крайнем левом фланге позиций красных для защиты их от возможного обхода [Там же, л. 10]. Однако последующие события показали, что тактически грамотное расположение войск не является залогом успеха, если боеспособность многих отрядов низкая.

7 июня Костромской полк предпринял активные действия. Он попытался овладеть лесом у Аязгулово, сбил заставу легионеров, но вследствие сильного отпора чехословаков занять лесной массив не сумел. По этой же причине потерпела неудачу попытка улучшить позиции на левом фланге полка у д. Назырово. В этих столкновениях противник красных понес потери. По данным матросов, прибывших с продовольственным поездом из Челябинска через расположение легионеров, в Аргаяш от Аязгулова доставили одного погибшего, одного тяжело и двух легкораненых чехословаков и легкораненого казака [Там же, л. 12, 44].

Рождественский отряд донес в штаб, что сбил заставу противника и занял переправы через Зюзельгу, но затем самовольно отступил обратно в Рождественское. Но на следующий день командир отряда Тимонин сознался А.Л. Симонову, что «по получению приказа о занятии деревень Курманово и Кузембаево был собран митинг, на котором решено было в бой не идти, а оставаться в своем селе». Всё-таки конный разъезд отряда дошел до железной дороги в тылу чехословаков, где наблюдал движение эшелонов. На вопрос А.Л. Симонова, почему Тимонин сразу не сообщил о саботаже подчиненными выполнения боевого приказа и результатах разведки, командир Рождественского отряда ответил: «Так постановили» [Там же, л. 12, 13]. Вероятно, это было коллективное решение отряда, собравшего очередной митинг.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded