appavlenko

Category:

Морские офицеры – старообрядцы и единоверцы эпохи Первой мировой и Гражданской войн

В этом году вышла моя статья:

Павленко А.П. Морские офицеры – старообрядцы и единоверцы эпохи Первой мировой и Гражданской войн // Государство, общество, церковь в истории России ХХ-ХХI веков. Материалы ХХ Международной научной конференции, Иваново, 31 марта – 1 апреля 2021 г. Иваново: Изд-во «Ивановский государственный университет», 2021. С. 694–700.

Метаданные РИНЦ можно посмотреть здесь https://www.elibrary.ru/item.asp?id=46521003

Для ознакомления выложу основной текст:

Широко известен факт, что представители старообрядчества играли важную роль в формировании предпринимательской элиты дореволюционной России (Гучковы, Ряпушинские, Морозовы, Щукины и др.). В то же время до 1905 г. старообрядчество преследовалось светскими и церковными властями, доступ старообрядцев в служилую элиту, в том числе офицерство, был ограничен (бывали исключения – атаман граф М.И. Платов, герой войны 1812 г.). Данный доклад будет посвящен морским офицерам России начала ХХ в., принадлежавших к числу старообрядцев и единоверцев. Это была малочисленная категория морского офицерства. По данным К. Б. Назаренко, старообрядцы, единоверцы, молокане и субботники составляли всего 0,3% офицеров флота Первой мировой войны. Для сравнения: официальные православные составляли 86,6%, лютеране – 9,2%, католики – 4,3%, армяно-грегориане – 0,5%, мусульмане – всего 0,1%. При этом стоит помнить, что для приема в военные училища в дореволюционной России существовали различные религиозные ограничения, касавшиеся, в том числе, старообрядцев. Так, до 1903 г. их не принимали в военные учебные заведения для подготовки офицеров [4, с. 166–168].

В настоящее время нами выявлено 10–11 представителей морского офицерства России 1914–1918 гг., относящихся к изучаемой группе: 2 единоверцев и 8 старообрядцев. Еще один офицер отнесен к числу старообрядцев с высокой долей вероятности. Поиск проводился по базе данных «Офицеры флота» [1].

Единоверцем являлся Севериан Стахиевич Телятов (1871–1915). Военную службу он начал в 1896 г., в 1900 г. стал офицером армии. В 1906 г. он был отмечен наградой – медалью Красного креста в память Русско-японской войны 1904–1905 гг. В 1908 г. он получил чин штабс-капитана, а в 1912 г. – переведен на флот в чине штабс-капитана по адмиралтейству, 6 апреля 1914 г. – произведен в капитаны по адмиралтейству. Службу С. С. Телятов нес на берегу в Севастопольском флотском полуэкипаже. Жизнь его оборвалась трагически – 15 ноября 1915 г. он был убит любовницей выстрелом из револьвера в своей квартире [1; 6, с. 660]. К числу единоверцев также принадлежал Борис Павлович Товарковский (1894–?). Его известная биография кратка и непримечательна. Выходец из мещан Калужской губернии в 1916 г. был принят в Школу прапорщиков по Адмиралтейству, окончил ее в феврале 1917 г. и 15 марта 1917 г. был произведен в чин прапорщика по адмиралтейству [1].

Из старообрядцев первым делом назовем Тимофея Федоровича Вандяева (1858–?). Среди морских офицеров-старообрядцев он имел самый высокий чин – полковник по адмиралтейству (произведен 5 августа 1917 г. при выходе в отставку). Начал свою службу Т. Ф. Вандяев матросом в 1879 г., в 1885 г. был произведен в чин артиллерийского кондуктора (промежуточное звание между нижними чинами и офицерами), а в 1893 г. – в офицеры. Т. Ф. Вандяев участвовал в военном походе в Китай для подавления Боксерского восстания, за что был отмечен специальной медалью (светло-бронзовая медаль в память военных событий в Китае 1900–1901 гг.). С 1906 г. он получил должность смотрителя Кронштадтской морской следственной тюрьмы, на которой оставался долгие годы (список личного состава флота за 1916 г. указывает его на этом же посту). На этом поприще он был отмечен наградами: орденом Св. Анны 3 ст. в 1910 г. и орденом Св. Станислава 2 ст. в 1915 г. [1; 7, с. 764].

Яркую характеристику личности этого офицера оставил матрос Н. А. Ховрин, сидевший в Кронштадтской следственной тюрьме в начале 1916 г. Он писал: «Начальником военно-морской следственной тюрьмы был в то время подполковник Вандяев. Когда меня привели впервые, он долго читал сопроводительные бумаги. Это был довольно плотный краснолицый пожилой человек. За спиной его висели иконы, лампадка. Прочитав мои бумаги, он аккуратно сложил их, вышел из-за стола и, заложив руки за спину, спросил:

– Заповеди тюремные знаешь?

– Никак нет!

– Ну и дурак. Слушай и запоминай. Заповедь первая: клопов на стенке не дави. Заповедь вторая: начальство не гневи.

На этом и закончилось наше первое знакомство. В дальнейшем мне еще не раз пришлось встречаться с этим человеком и узнать его поближе. Вандяев был прежде просто матросом. Потом выслужился и очень дорожил своим званием и местом. Второй заповедью он и сам неукоснительно руководствовался в своей жизни, стараясь никогда не вызывать недовольства начальства. Когда ему доводилось встречаться со старшими по чину, он отдавал им честь не хуже строевого матроса. Если звонил по телефону главный командир кронштадтского порта Вирен, Вандяев разговаривал с ним только стоя. А если был в фуражке, то прикладывал руку к козырьку. Конечно, он знал, что начальник не мог этого видеть. Расчет служаки был прост: рано или поздно о его подобострастии Вирену расскажут. Авось учтется при случае... Заключенных Вандяев не притеснял, на нарушения тюремного режима смотрел сквозь пальцы» [9, с. 24]. Вследствие мягкого обращения с заключенными с Вандяевым в 1917 г. обошлись тоже мягко. Будучи в Кронштадте, он пережил мартовские самосуды матросов над офицерами. В августе 1917 г. Временным правительством 59-летний офицер «по болезни» был отправлен в почетную отставку с производством в чин полковника, с мундиром и пенсией [1].

Сын Т. Ф. Вандяева, Владимир Тимофеевич Вандяев (1891–?), пошел по стопам отца, тоже выбрав военно-морскую службу. Оговоримся, что о вероисповедании В. Т. Вандяева точных сведений найти пока не удалось, но можно с высокой степенью вероятности предположить, что он был старообрядцем. Начало его карьеры было похоже на отцовскую. Поступление на службу в качестве нижнего чина и постепенное продвижение по служебной лестнице. 2 февраля 1917 г. унтер-офицер 1-й статьи В. Т. Вандяев был произведен в телеграфные кондукторы. В связи с ликвидацией корпуса кондукторов (летом 1917 г.) он был произведен в свой первый офицерский чин, став 22 августа 1917 г. подпоручиком по адмиралтейству. Однако на пути плавного развития его карьеры встала Гражданская война. Служивший на Флотилии Северного Ледовитого океана В. Т. Вандяев был участником белого движения на севере России (офицер службы связи Белого моря, преподаватель радиошколы, офицер управления Архангельского военного порта). После разгрома Северного фронта он попал в плен к красным, в 1921 г. находился в лагере. Скорее всего, он был освобожден, но после 1922 г. дальнейшие следы его судьбы теряются [1; 2, с. 77].

Платон Дмитриевич Осипов (1890–?) был кадровым морским офицером. За его плечами было Морское инженерное училище, готовившее технических специалистов для русского флота. В 1913 г. он был произведен в чин инженер-механика мичмана и принял участие в дальнем плавании в должности вахтенного механика крейсера «Россия». В начале Первой мировой войны П. Д. Осипов был в составе Сибирской флотилии, на крейсере «Жемчуг» пережил гибель своего корабля в порту Пенанг, отделавшись легким ранением. («Жемчуг» 15 октября 1914 г. был потоплен внезапной атакой немецкого крейсера «Эмден»). В 1916 г. он был переведен из инженер-механиков в строевые офицеры (нечастое явление для императорского флота) и произведен в лейтенанты. В Гражданской войне он был в составе белого движения на юге страны (на кораблях белого Черноморского флота и 1-м днепровском речном отряде). 15 сентября 1920 г. П. Д. Осипов был произведен в ст. лейтенанты. В ноябре 1920 г., во время исхода белых из Крыма, был эвакуирован из Севастополя и пришел вместе с эскадрой в Бизерту (французский порт в Тунисе, ставшим последним пристанищем кораблей белого Черноморского флота). В эмиграции П. Д. Осипов жил в Марокко, дата смерти не выявлена [2, с. 351–352; 3, с. 50; 7, с. 589; 8, с. 56].

Уроженец Уфимской губернии Андрей Васильевич Рыбников (1898–?) в марте–мае 1917 г. учился в Школе мичманов военного времени берегового состава (б. Школа прапорщиков по Адмиралтейству). По окончании учебного заведения, 30 мая 1917 г. он был произведен в чин мичмана военного времени берегового состава. В Гражданскую войну он успел послужить как в рядах белых, так и красных. В 1918–1919 гг. он был в составе Боевой речной флотилии белых на Каме (мл. флаг-офицер). В 1919 г. он был уже у красных (помощник командира транспорта «Кама»). В 1920 и 1921 гг. занимал штабные должности на красных речных флотилиях (Днепровской и Донской). В 1923 г. назначен вахтенным начальником тральщика «Ударник» Балтийского флота. Дальнейшая судьба А. В. Рыбникова в настоящее время нам не известна [1].

Хохлов Борис Захарович (1891–?) начал военно-морскую карьеру как юнкер флота в 1914 г. (юнкер флота – человек с высшим гражданским образованием, поступивший на морскую службу с намерением сдать экзамен для производства в мичманы после прохождения флотской практики). Однако Б. З. Хохлов стал не мичманом, а подпоручиком по адмиралтейству (произведен 10 декабря 1914 г.). Он не получил чин строевого офицера или из-за провала на экзаменах, или отрицательной характеристики во время практического плавания. Тем не менее, Б. З. Хохлов быстро рос в чинах, 30 апреля 1917 г. был произведен уже в штабс-капитаны с формулировкой «за отличие в делах против неприятеля» [1; 7, с. 833]. В 1920–1930-е гг. он жил в Советской стране, в начале 1930-х. гг. вышли из печати три его переводные работы с английского языка по использованию сварки в судостроении.

Б. З. Хохлов участвовал в Великой Отечественной войне, сначала как гражданский специалист – инженер-подрывник ЭПРОН (Экспедиции подводных работ особого назначения), а затем на военной службе в чине инженер-майора. Принимал участие в обороне Ленинграда, в организации трассы по Ладожскому озеру и обеспечении переправ у Невской Дубровки. 25 февраля 1942 г. при артиллерийском обстреле был тяжело ранен с переломом левого бедра. За участие в войне он был отмечен орденом Отечественной войны 2 ст. (1947 г.), медалями «За оборону Ленинграда» (1944 г.) и «За победу над Германией» (1945 г.) [5].

Два старообрядца-офицера пришли на военную службу, вероятнее всего, из судоводителей и механиков торгового флота. Александр Петрович Шикин (1892–?) начал военную службу в 1914 г., и вскоре, 17 ноября 1914 года был произведен в чин прапорщика по механической части. Он был награжден в 1916 г. орденом Св. Станислава 3 ст. [7, с. 871]. Владимир Иванович Щеголев (1893–?) также начал службу в 1914 г. и в следующем году, 15 июня 1915 г., получил чин прапорщика по морской части [7, с. 888]. Оба офицера были на Балтийском флоте. Их появление на военно-морской службе было связано с началом Мировой войны: проводилась мобилизация моряков торгового флота и лица, удовлетворявшие требованиям по подготовке (капитаны, штурманы, механики) и образованию, производились в прапорщики (по морской или по механической части) после сдачи соответствующего экзамена.

Уроженец г. Рыбинска Ярославской губернии мещанин Александр Александрович Расплетин (1892–?) учился в Московской университете, но после 4-х курсов обучения попал в Школу прапорщиков по Адмиралтейству (с 1 февраля 1917 г.). В этой школе он пережил начало Революции, переименование учебного заведения и 30 мая 1917 г. был выпущен из нее в чине мичмана военного времени берегового состава [1].

Василий Федорович Бычков (1896–?) по своей сословной принадлежности первоначально принадлежал к крестьянам Петроградской губернии. Но к началу ХХ в. старая сословная структура общества уже была подвержена эрозии и «крестьянский сын» В. Ф. Бычков учился в Институте гражданских инженеров императора Николая I (Петроград), что говорит о относительно высоком уровне материального обеспечения его семьи (высшее образование в гражданских учебных заведениях было платным). Институт он не окончил, так как в 1916 г., будучи на 1 курсе, попал в вооруженные силы и был отправлен в Школу прапорщиков по Адмиралтейству. Ее он окончил в феврале 1917 г. и 15 марта 1917 г. был произведен в прапорщики по адмиралтейству [1].

Изучение биографий лиц, получивших офицерский чин до 1903 г., показало, что они сумели обойти существующую преграду для производства в офицеры (невозможность поступать в военные училища), выслужившись из нижних чинов. После отмены этого ограничения только один человек до Первой мировой войны воспользовался представленной возможностью, окончив Морское инженерное училище. Морской корпус, готовивший элиту флота – строевых офицеров, никто из старообрядцев не оканчивал. Восемь человек стали офицерами уже в годы Мировой войны, когда флот испытывал значительную потребность в командных кадрах. Четверо из них окончили одно и то же учебное заведение – Школу прапорщиков по Адмиралтейству (Школу мичманов военного времени берегового состава). Война способствовала демократизации состава офицерского корпуса. Но старообрядцы продолжали оставаться крайне малочисленной группой среди флотских офицеров. Только один человек стал в итоге строевым офицером, остальные представляли группы, стоявшие невысоко в иерархии морского офицерства (чины по адмиралтейству и мичманы военного времени). Послереволюционные судьбы офицеров различны: они были на стороне и красных, и белого движения. Отметим крайнюю скудность сведений о биографиях многих лиц из изучаемой группы после 1917 г., в отличие от кадровых строевых офицеров.

Библиографический список

1. База данных «Офицеры флота». URL: офицерыфлота.рф (10.01.2021)

2. Волков С. В. Офицеры флота и морского ведомства: Опыт мартиролога. М.: Русский путь, 2004.

3. Мельников Р. М. Крейсер 1 ранга «Россия» (1895–1922). СПб., 2007.

4. Назаренко К. Б. Закат царского флота. Морские офицеры Первой мировой войны. М.: Яуза-каталог, Якорь, 2018.

5. Сайт «Подвиг народа». URL: http://podvignaroda.ru/ (10.01.2021)

6. Список личного состава судов флота, строевых и административных учреждений Морского ведомства. Издание октябрьское 1914 г. Пг., 1914.

7. Список личного состава судов флота, строевых и административных учреждений Морского ведомства. Исправлено по 11 апреля 1916 г. Пг., 1916.

8. Список старшинства офицерских чинов флота и Морского ведомства. Пг., 1917.

9. Ховрин Н. А. Балтийцы идут на штурм. 2-е изд. М.: Воениздат, 1987.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded