appavlenko

Category:

Двуреченкий О.В. Наконечники стрел с предполагаемого места Куликовской битвы. Статья 2019 г. схемы

Выкладываю заключительный материал по изучению археологами Куликова поля. Статья большая, поэтому выкладывается с сокращениями (опущено подробное описание найденных наконечников стрел).

Двуреченкий О.В. Наконечники стрел с предполагаемого места Куликовской битвы // Краткие сообщения института археологии. 2009. № 256. С. 274-292.

Первые свидетельства о находках «древнего оружия» на месте Донского сражения относятся к началу XIX в. Одним из тех, кто первым стал собирать и публиковать найденные предметы, был Степан Дмитриевич Нечаев (Нечаев, 1821. Т. 119. С. 125–129; Т. 121. С. 348–350).

Лишь спустя 160 лет, накануне празднования 600-летнего юбилея Куликовской битвы, были предприняты первые научно-исследовательские работы сотрудниками Государственного исторического музея. Тогда были пройдены, с целью поиска реликвий сражения, пешие маршруты в районе д. Хворостянка, Моховое, с. Монастырщина. Также обследовались при помощи войсковых миноискателей долина р. Смолка и урочище Зеленая Дубрава (Реликвии Донского побоища…, 2008. С. 40). Однако эти работы не дали никаких результатов.

Стало очевидно, что изучение места сражения невозможно без применения комплексного подхода, который должен был включать в себя ряд направлений. И прежде всего к ним относятся: историческое – оно включало историко-географический анализ письменных источников, позволяющий определить район нахождения локализуемых топонимов; палеогеографическое – концентрировалось на анализе всей прилегающей к локализованным топонимам территории с целью реконструировать ландшафт, соотносимый с эпохой сражения; археологическое – включало в себя анализ полученных и дошедших до нас находок, происходящих с локализуемой территории сражения, разработку и внедрение новых методик поисковых работ, проведение поисковых работ на выбранных участках. Отдельным направлением является цикл военно-исторических исследовательских работ, включающих:

— изучение корпуса письменных и изобразительных источников, связанных со сражением;

— топографический анализ территории битвы;

— изучение тактических особенностей ведения сражений рассматриваемого периода;

— изучение тактико-технических свойств используемого оружия;

— изучение истории обнаружения и зон скопления находок на изучаемом ратном поле.

Результатом работ по выделенным направлениям стало появление комплексной карты Куликова поля (Зайцев, 2005. С. 186–189. Рис. 4; Гласко и др., 2005. С. 242. Рис. 7). Она включала в себя информацию о расположении древних дорог и поселений, известных на рассматриваемой территории и предшествующих времени битвы; размещении реконструированных переправ, лесов, балок и открытых от лесов и свободных от сети оврагов протяженных участков – «плакоров», пригодных для проведения сражения. На данную карту нанесен участок, где проводились сборы «древнего оружия» крепостными крестьянами в XIX столетии (рис. 1). И, что самое главное, теперь мы можем нанести привязанные инструментально скопления находок воинского снаряжения, полученные в результате планомерных сборов на месте сражения (Реликвии Донского побоища…, 2008. С. 10–12; Двуреченский, 2014. С. 124–129).

В настоящее время по данным палеогеографов выделено три зоны, пригодных для проведения полевого сражения рассматриваемого времени (рис. 1). Только одна из них, самая крупная и протяженная, расположенная между балкой Зеленая Дубрава и деревней Хворостянкой, в настоящее время дала находки в ходе поисковых работ. Два других участка, расположенных севернее и юго-западнее Красного холма, отличаются меньшими размерами (Там же. С. 127).

Размеры наиболее перспективного участка, где могло произойти сражение, представляют собой, при определенном округлении, ровное горизонтальное поле, достигающее по фронту 600–800 м при глубине свыше 3 км. Зона имеет хороший подход как с севера, через Устьинский и Татинский броды, так и с юга в промежуток между Красным холмом и Хворостянским оврагом. Северный подход на предполагаемое «поле битвы» проходит через дефиле, сформированное балкой Зеленая Дубрава и отвержком балки Большой Верх. Восточная часть участка ограничена истоками реки Смолки и свитой балок, связанных с ней, образующих своеобразные «карманы». Один из таких северо-восточных «карманов» занят реконструируемым лесом, протянувшимся по линии С – Ю от балки Зеленая Дубрава до балки Верходуб, который был интерпретирован исследователями как лесной массив памятников Куликовского цикла «Зеленая Дубрава» (Там же. С. 128, 129).

С запада рассматриваемый участок ограничен балкой Рыбий Верх и ее отвержками, также образующими открытые и залесенные «карманы». Центральная зона между балкой Рыбий верх и балками, приуроченными к р. Смолке, образует место, где и произошло, по нашему мнению, знаменитое сражение.

С юга участок ограничен Хворостянским оврагом, который формирует вместе с истоками Смолки южное дефиле, а следовательно, и границу  рассматриваемого плакора. Примечательно, что поисковые работы на рассматриваемой территории дали находки только в ее центральной части, в районе Липового оврага (или Безымянной балки), где они компактно лежат на площади, равной 0,5 кв. км.

Рис. 1. Карта-схема Куликова поля с реконструируемыми лесными массивами и выделенными «плакорами»

1 – зона распространения находок XIV в. на Куликовом поле, собираемых крестьянами в XIX–XX вв.;
2 – зона скопления находок предметов вооружения XIII–XIV вв. По данным ВИО ВДАЭ ГИМ. Зона наиболее протяженного плакора по данным палеографии;
3 – реконструированные лесные массивы на территории Куликова поля (по: Гласко и др., 2005);
4 – зона работ по реконструкции ландшафта;
5 – альтернативные участки с протяженными плакорами, выделенные по данным палеографии, на которых не обнаружены находки, связанные с битвой

Как уже выше было сказано, лишь спустя 15 лет после попыток поисков, проводившихся к юбилею Куликовской битвы, были продолжены поисковые работы на предполагаемом месте Донского побоища. Всего было заложено 23 поисковых участка, среди которых только один, привязанный к наиболее перспективному «плакору», дал наиболее важные результаты (рис. 2).

Начиная с 2002 г. работы по поиску места сражения продолжил военно-исторический отряд ВДАЭ (рис. 3). Участок, выбранный для работы, в 2002 г. получил номер 22, все последующие участки, выбранные для обследования в 2003–2015 гг., проводились в рамках общей площади участка 22, при этом выделялись локализованные территориально планшеты. С 2005 г. в рамках планшетов территория разбивалась на квадраты, как правило, площадью 1 га. В рамках каждого квадрата проводилась привязка находок. В процессе поиска использовалось одновременно 16 металлоискателей. Все получаемые находки, не индустриального происхождения, инструментально фиксировались в рамках поисковых планшетов. Исследуемые участки предварительно разбивались вешками на створы, инструментально привязанные к реперам. Привязывались как сами съемочные планшеты, так и отобранные в коллекцию находки. Ширина створов достигала 5 м.

Целью данной работы является публикация всех наконечников стрел, обнаруженных на месте предполагаемого Донского побоища.

Всего было учтено и найдено 22 экземпляра, из них 19 типологически определимых по классификации А. Ф. Медведева, в соответствии с которой и приведены нижеследующие описания (Медведев, 1966). (подробное описание находок опускаю — А.П.П.)

Рис. 2. Месторасположение поисковых участков ВДАЭ ГИМ

1 – зона распространения случайных находок XIV в. на Куликовом поле;
2 – реконструированные лесные массивы на территории Куликова поля (по: Гласко и др., 2005);
3 – поисковые участки Верхне-Донской археологической экспедиции 1995–2000 гг.;
4 – поисковый участок № 22 военно-исторического отряда ВДАЭ ГИМ 2002–2012

Рис. 3. Поисковый участок 22, планшет 1–11. Зона работ военно-исторического отряда ВДАЭ ГИМ. Тульская область. Кимовский район. Село Монастырщина – деревня Хворостянка

Рис. 4. Поисковый участок 22. Месторасположение находок наконечников стрел, привязанных инструментальным способом

Рис. 5. Наконечники стрел, найденные на Куликовом поле

...Кроме описанных выше наконечников, в процессе поисковых работ в рамках участка 22 была обнаружена значительная серия маловыразительных обломков или морфологически не читаемых фрагментов наконечников стрел, которые не были включены в данное описание. ...

Таким образом, с территории предполагаемого места сражения происходят наконечники стрел, которые можно отнести к двенадцати типам. Время бытования этих типов в основной своей массе может быть соотнесено с концом XIV в. Большинство наконечников можно отнести к универсальным по функциональному назначению, это типы 33, 40, 41, 44, 47 и, возможно, 62 (по А. Ф. Медведеву). К широколопастным рассекающим наконечникам относятся три фрагмента наконечников стрел – срезней (тип 58 по А. Ф. Медведеву). К бронебойным следует отнести находки, соотносимые нами с типами 76, 93, 97 (по А. Ф. Медведеву).

Столь малое количество наконечников стрел для бытового восприятия, но привязанных к конкретному месту, ни в коем случае не должно удивлять. Средневековые полевые сражения, как правило, не оставляли после себя значительных следов, сопоставимых с количеством находок, остающихся от сражений Нового и Новейшего времени. Исключением является обнаружение мест захоронения павших воинов или мест, которые в силу ряда причин (болото, старица реки) стали естественными консервантами и хранителями предметов, связанных с битвой.

Не стоит сбрасывать со счетов тщательность сборов вещей, проводившихся на протяжении XIX в. по распоряжению местных краеведов и любителей древности. При тягловой распашке земли крестьянами изымались все выпахиваемые предметы, которые затем попадали в частные коллекции. Безусловно, этим может объясняться тот факт, что основными находками являются либо мелкие и малозаметные, либо не очевидные с точки зрения крестьянина и очевидные с точки зрения современного исследователя предметы. Также необходимо учесть, что на месте данных полей со второй половины XX в. проводились широкомасштабные мероприятия по удобрению почвы с использованием аммиачной селитры.

Датировка и сам факт находки в чистом поле вдали от синхронных этим вещам памятников археологии дают основания отнести часть этих предметов к реликвиям Донского побоища.

Таким образом, основная часть наконечников группируется на территории поискового участка 22, а также более ранних участков (11, 12), которые были включены в него. В рамах данного поискового участка выделяются две зоны. Зона планшетов 6 и 9, характеризующая предполагаемое центральное место сражения, где наряду с другими находками предметов вооружения и снаряжения всадника и коня была обнаружена серия вышеописанных наконечников стрел.

Но именно в планшете 11 мы получили одну из самых значительных серий находок вооружений, характерных для XIII – первой половины XV в., которая протянулась полосой в несколько сотен метров, шириной по границе между первой (южной) и второй (центральной) линиями поисковых квадратов. Возможно, обнаруженные реликвии характеризуют одно из боестолкновений, когда русские воины преследовали отступающее ордынское войско. Расположение находок маркирует, по всей видимости, некий «шлях», по которому в обход Хворостянского оврага и отступала ордынская рать, с последующим резким поворотом на юг. Здесь, возможно, образовалась определенная теснина, где и могли настигнуть рати Дмитрия Донского отступающие войска монголо-татар.

На стадии проведения работ было сформулировано специфическое отношение к получаемым предметам, предварительно связываемым с великим сражением. Дело в том, что предметы, найденные на территории предполагаемого места сражения, имеют двойственный характер. С одной стороны, это обычные археологические находки, с другой стороны, они являются реликвиями Куликовской битвы. Найденные на полях сражений предметы отличаются от предметов материальной культуры, происходящих с территории обычного памятника археологии. Поля сражений только последнее время в нашей стране рассматриваются как особый вид памятников археологии, в которых сливаются элементы как историко-культурного, так и природного наследия. Научно-исследовательские методы и подходы к такого рода памятникам в отечественной науке только начали формироваться. Во многом этим объясняется тот факт, что отношение к находкам, происходящим с ратных полей, в археологической науке еще не устоялось. Фактически перед нами предметы, найденные вне контекста археологического памятника, следовательно, существующие вне стратиграфических напластований, вне комплекса материальной культуры, тем не менее и к просто подъемному материалу отнести их нельзя. Исторический контекст конкретного сражения наделяет находки особым смыслом. Перед нами специфический по характеру обнаружения и выпадения в грунт комплекс материальной культуры, датирующийся порой часами конкретного дня, подобный находкам, происходящим с территории Тушинского лагеря или торфяных могильников Европы.

Литература

Артемьев А. Р., 1998. Города Псковской земли в XIII–XV вв. Владивосток. 418 с.

Гласко М. П., Гольева А. А., Сычева С. А., Бурова О. В., 2005. Ландшафты Донского побоища: возвращение утраченного // Куликово поле и Донское побоище 1380 года / Отв. ред. А. К. Зайцев. М.: ГИМ. С. 227–256. (Труды ГИМ; вып. 150.)

Гоняный М. И., Гриценко В. П., Двуреченский О. В., 2011. Комплекс вооружения и снаряжения коня и всадника из казачьих слобод Епифанского уезда // Военная археология: сборник материалов Проблемного совета «Военная археология» при Государственном Историческом музее. Вып. 2. М.: Русская панорама. С. 32–57.

Гоняный М. И., Двуреченский О. В., 2014. Комплекс вооружения и снаряжения всадника и верхового коня конца XII – последней трети XIV в., происходящий с территории поселений древнерусского и золотоордынского периодов, расположенных в верховьях Дона // Военная археология: сборник материалов Проблемного совета «Военная археология» при Государственном Историческом музее. Вып. 3. М.: МедиаМир; Тула: Куликово поле. С. 102–146.

Двуреченский О. В., 2005. Находки предметов вооружения на Куликовом поле // Куликово поле и Донское побоище 1380 года / Отв. ред. А. К. Зайцев. М.: ГИМ. С. 209–226. (Труды ГИМ; вып. 150.)

Двуреченский О. В., 2007. Наконечники стрел Московской Руси и Русского государства XV–XVII веков // АП. Вып. 3 / Отв. ред. А. В. Энговатова. М.: ИА РАН. С. 277–331.

Двуреченский О. В., 2014. Масштабы Донского побоища по данным палеографии и военной археологии // Воинские традиции в археологическом контексте. От позднего латена до позднего средневековья: сб. материалов по итогам работы Междунар. науч. конф. Тула: Куликово поле. С. 121–124.

Двуреченский О. В., 2015. Холодное оружие Московского государства XV–XVII веков. Тула: Гос. воен.-ист. и природный музей-заповедник «Куликово поле». 246 с.

Зайцев А. К., 2005. Историко-географическое исследование района Куликова поля // Куликово поле и Донское побоище 1380 года / Отв. ред. А. К. Зайцев. М.: ГИМ. С. 181–208. (Труды ГИМ; вып. 150.)

Медведев А. Ф., 1966. Ручное метательное оружие (Лук и стрелы, самострел). VIII–XIV вв. М.: Наука. 184 с. (САИ; вып. Е1-36.)

Нечаев С. Д., 1821. Некоторые замечания о месте Мамаева побоища // Вестник Европы. Т. 119. № 14. С. 125–129.

Нечаев С. Д., 1821. Описание вещей, найденных на Куликовом поле // Вестник Европы. Т. 121. № 24. С. 348–351.

Реликвии Донского побоища. Находки на Куликовом поле / Авт.-сост. О. В. Двуреченский. М.: Квадрига, 2008. 88 с.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded