appavlenko

Categories:

Музыка Наутилусов и история сталинизма

Историк-архивист Евгений Григорьев https://vk.com/emgrigoryev еще в 2017 году в ВК написал этот пост. С моей стороны он весьма и весьма рекомендуется к прочтению. Взято отсюда https://vk.com/id143900787?w=wall8461648_3680

Знакомился с программой конференции «История сталинизма» и наткнулся на тему выступления: «Одни слова для кухонь, другие для улиц»: Изменение культурного кода народа в 1930-х гг. на примере жителей Тюмени».
В голове сразу заиграла мелодия из «Наутилуса», память услужливо стала выдавать чеканные кормильцевские строки. Следом родилась идея конференции по советской истории с названиями докладов, позаимствованными из этой же песни.
Там же что ни фраза, то бриллиант.
Вот, набросал в общих чертах:
«Круговая порука мажет, как копоть»: Принцип коллективной ответственности в карательных практиках НКВД.
«За красным восходом – розовый закат»: К вопросу об объяснительном потенциале концепций «преданной революции» (Л. Троцкий) и «Великого отступления» (Н. Тимашев), применительно к истории советского общества кон. 1920-х – 1-й пол. 1930-х гг.
«Здесь составы вялы, а пространства огромны»: И.В. Сталин и Л.М. Каганович о кризисе железнодорожного сообщения в СССР в свете грядущей войны.
«Здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц»: Криминализация репрессированных членов «ленинской гвардии» и «героев гражданской войны» в историко-революционном дискурсе кон. 1930-х гг.
«И я держу равнение, даже целуясь»: Границы между публичным и интимным в сталинском кинопространстве.
«Можно верить и в отсутствие веры». «Гомо советикус» эпохи застоя: от двоемыслия к «вненаходимости».
«Можно делать и в отсутствие дела». Трудовая этика советского человека накануне «наступления коммунизма» (опыт медленного просмотра фильма «Афоня» Г. Данелии).
«Их нищета гарантирована»: Трансформация системы социального обеспечения советского населения в послесталинский период.
«Найдутся и те, кто придет за тобой». Кризис идентичности в момент ожидания ареста (по советским дневникам эпохи «большого террора»).
«Здесь первые на последних похожи»: Качественные характеристики позднесоветской элиты.
Всё это можно поместить в рамки одной секции, чтобы разорвать присущую работе большинства симпозиумов тематическую замкнутость секций. Для расширения кругозора, так сказать. Чтобы специалисты по экономической истории и историки спецслужб наконец-то встретились и взглянули в глаза антропологам и прочим фукольдианцам.
Другую секцию можно было бы замутить по мотивам Егора Летова сотоварищи. К примеру:
«Границы ключ переломлен пополам». Нарушения госграницы СССР в послевоенный период: варианты классификации.
«Я купил журнал «Корея», там тоже хорошо»: Образы страны «соцлагеря» в советской периодике 1970-х гг.
«Не бывает атеистов в окопах под огнем»: Кремль и религиозное возрождение советского общества в годы Великой Отечественной войны.
«Вечность пахнет нефтью»: К дискуссиям о значимости фактора мировых цен на энергоносители на процессы развития и распада Советского Союза.
«Монетка упала третьей стороной». «Сменовеховцы» и «евразийцы» 1920-х гг. в поисках «особого пути»: общее и особенное.
«Эй, бабища, блевани»: О специфике мизогинистического дискурса в позднесоветской почвеннической прозе и публицистике.
«Мы – лед под ногами майора»: Система надзора и наказаний неформальных объединений молодежи в раннеперестроечные годы.
«Мы уйдем из зоопарка». Генезис, эволюция и картография советского панк-андеграунда первой пол. 1980-х гг.: От Сибири до Прибалтики, от «АУ» к «ГрОб».
«А с портрета улыбаться будет нам железный Феликс»: образ «доброго» и «кристально чистого» Ф.Э. Дзержинского в историческом сознании и политике 2000-2010-х гг.
Ну и т.д.
А сколько всего можно придумать, вдохновляясь БГ, Цоем или Майком!
(Вот, кстати, по плодам творчества поп-рокеров ничего особо и не придумаешь:
«Хочешь, я убью соседей»? «Мне под кожу бы, под кожу, запустить дельфинов стаю»? «Она жует свой «Орбит без сахара»? «Люди ночами делают новых людей»?
Вообще не катит).
Можно ещё соответствующий дресс-код продумать, напитки в президиуме поменять (боюсь, это чересчур радикальный ход, но почему бы и нет, если вспомнить этимологию слова «симпозиум»), и новый формат конференции готов.

Развивая мысль, высказанную Евгением Григорьевым, добавлю от себя несколько слов.
Потенциал песен Цоя велик, а если еще и хеви-метала добавить?
Например, социальные песни "Арии":
"Что вы сделали с вашей мечтой?" —  кризис общественного сознания и коммунистических идеалов в период перестройки.
"Раб страха" — личность и тоталитарная диктатура.
"Раскачаем этот мир" — развитие криминальных субкультур в конце 1980-х - начале 1990-х гг.
"Воля и разум" — гонка ядерных вооружений СССР и США: ход, кризисы, угроза миру.
"Бой продолжается" — ветераны локальных конфликтов и советское/постсоветское общество
Или военно-исторические:
"1100" —  удары советской авиации дальнего действия (АДД) по объектам в глубоком тылу врага
"Баллада о древнерусском воине" —  образ Александра Невского и Ледового побоища в исторической памяти позднесоветского общества

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded