appavlenko

Category:

Размышления от Цуёси Хасэгава

В предыдущем посту, посвященном взгляду американского историка японского происхождения Цуёси Хасэгава на русскую революция, особо стоит обратить внимание на десятый пункт — размышления ученого на свободную тему. Они представляются весьма интересными, поэтому я вынесу их отдельным постом.

Открытый вопрос: напишите о том, что считаете важным добавить к первым девяти вопросам.

Несмотря на то, что новые материалы стали доступными, есть так много факторов, которые остаются неясными. Я буду перечислять эти вопросы ниже в случайном порядке.

– Как либералы оценивали шансы Львова и Родзянко занять пост главы потенциального «ответственного министерства» до Февральской революции? Как это было связано с конкуренцией между Милюковым и Родзянко?

– В какой степени генерал Маниковский участвовал в заговоре Гучкова? Почему Некрасов предлагал установить военную диктатуру Маниковского на закрытом заседании думских депутатов во второй половине дня 27 февраля? Когда генерал встретил Терещенко и Гучкова, почему он отказался занять пост диктатора?

– Роль Керенского имеет решающее значение в главных поворотных точках. Ключевых документальных свидетельств не хватает, чтобы понять, в какое время дня он встречался, где и с кем. Мы знаем, что Некрасов и Керенский связались, прежде чем они отправились в Таврический дворец 27 февраля, но почему наблюдаются такие разногласия между ними на частном совещании? Когда Керенский встретил Милюкова и в какое точно время? Встречались ли они до 1 марта, до того, как Думский комитет / Временное правительство провело переговоры с Сухановым и Стекловым об условиях поддержки Петроградским Советом Временного правительства? Мы знаем, что Керенский поспешил к Скобелеву, чтобы остановить попытку Петроградского Совета помешать поезду Родзянко отправиться к царю. Встречался ли он перед этим с Родзянко или с Милюковым? Какова была позиция Керенского 1 марта по вопросу о монархии? Поддерживал ли он требование Думского комитета об отречении Николая? Мы знаем, что это Керенский связался с великим князем Михаилом Александровичем насчет встречи 3 марта. Встретил ли он своих сторонников – Некрасова, Терещенко, Коновалова – перед встречей?

– Почему Гучков и Шульгин приняли двойное отречение Николая, несмотря на то, что это нарушало первоначальное решение Думского Комитета добиваться отречения Николая в пользу сына под регентством Михаила. Возможно, они опасались, что, если бы они настояли на исходной формулировке, Николай изменил бы свое решение? Знали ли они, что предложение Николая было нарушением закона о престолонаследовании?

– Согласно Гучкову, его идея организовать дополнительные выборы в Думу встретила оппозицию со стороны кадетов. Ее поддержали только два члена Думского Комитета (Родзянко и Маклаков). Почему Савич и Шульгин не поддержали его идею? В любом случае, члены Думского Комитета, кажется, не оказали достаточной поддержки Родзянко в том, чтобы сохранить Думу и Думский комитет в качестве независимых институтов помимо Временного правительства. Почему они не поддерживали Родзянко с большей силой?

– Какую роль играл князь Львов? Мы знаем, что он был с Родзянко, когда председатель Думы разговаривал с генералом Рузским, а затем с Алексеевым. Но почему он был там? Что Львов делал, на каких встречах он присутствовал, где и когда, покрыто тайной. Встречался ли он вообще с Милюковым до первого заседания Временного правительства 1 марта?

– Когда Верховное командование узнало о требовании Думского комитета принять отречение Михаила от престола, это должно было стать большим шоком для них, так как это было не только отречение царя, но и конец монархии. Почему Верховное командование, прежде всего, Алексеев, так пассивно приняло свершившийся факт? Были ли генералы обмануты Родзянко? Или они были осведомлены о манипуляциях Родзянко и легко позволили себе присоединиться? Моя интерпретация заключается в том, что важное значение имеет психологическая трансформация в ходе войны. Это была, прежде всего, война за национальное выживание, и понятие «нация» глубоко проникло в среду офицерства. И долг верности царю был тогда заменен на долг верности нации. Если это так, то было бы интересно, как произошла такая трансформация.

Хасегава Ц. Ответы на десять вопросов по истории Февральской революции // Россия в эпоху революций и реформ. Проблемы истории и историографии. СПб., 2017. Т. 5. С. 118-120.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded