appavlenko

Category:

Нетипичная революция. Часть 4. Казусы революционного флота.

Следующий пост будет посвящен главной теме моих научных изысканий — революционному Черноморскому флоту и его офицерскому корпусу.
Три случая, выходящих за рамки привычных представлений:
1. Казус первый — «демократическое» производство лейтенанта В.С. Золотухина в капитаны 2 ранга по решению Исполкома совета матросских и офицерских депутатов Одесского порта в декабре 1917 г., уже после официальной отмены Соввластью офицерских чинов.
2. Казус второй — награждение шести офицеров Дунайской флотилии солдатскими Георгиевскими крестами в январе 1918 г. (тоже после отмены награждений старыми орденами).
3. Казус третий — двуглавый орел (!) с якорями на печати судового комитета в январе 1918 г.

В основе лежит небольшая статья:
Павленко А.П. Военные и государственные символы на Черноморском флоте зимой 1917–1918 гг.: казусы истории революционного флота // Военная история России XIX–XX веков: материалы XII международной военно-исторической конференции. СПб.: СПбГУПТД, 2019. С. 273–278.
Посмотреть сборник конференции можно здесь. Там много интересных докладов.
http://militaryconference.spb.ru/files/sbornik_2019.pdf

Основные положения статьи.

Революция 1917 г. сопровождалась коренным изменением всей системы символов: государственных, военных, политических. Этот процесс напрямую затронул вооруженные силы, в том числе флоты. Изучению символов революции и конфликтов вокруг них посвящены известные работы Б. И. Колоницкого[1]. Новые данные исторических источников позволяют уточнить некоторые вопросы использования старой символики и несколько откорректировать уже существующие представления. Именно этому будет посвящено наше микроисторическое исследование. В фокусе нашего внимания будут три исторических казуса, связанных со «старыми» государственными символами, воинскими наградами и офицерскими чинами на красном Черноморском флоте в декабре 1917 – январе 1918 гг.

Казус первый: офицерский чин. В течение 1917 г. матросская масса, прежде всего на Балтике, требовала отмены различных привилегий офицеров и даже воинских чинов. Некоторое время после прихода к власти большевиков офицерские чины еще сохранялись. Более того, производство в офицерские звания использовалось в качестве поощрения. 21 ноября 1917 г.[2] на Всероссийском флотском съезде принимается решение наградить чинами трех руководителей красного флота. Капитан 1 ранга М. В. Иванов был произведен в контр-адмиралы, мичман Ф. Ф. Раскольников (Ильин) – в лейтенанты, машинный унтер-офицер И. И. Вахрамеев – в мичманы военного времени (вскоре произведен в лейтенанты[3]). Было предложено дать офицерский чин и П. Е. Дыбенко, однако он демонстративно отказался.[4]

16 декабря 1917 г. был принят декрет «Об уравнении в правах всех военнослужащих». Первый пункт этого акта гласил: «Все чины и звания в армии, начиная с ефрейторского и кончая генеральским, упраздняются».[5] Однако уже после выхода декрета состоялось «демократическое» производство на Черноморском флоте, уже признавшего Советскую власть.

Приказом командующего Транспортной флотилии Черного моря № 1516 от 24 декабря 1917 г. лейтенант Владимир Сергеевич Золотухин был произведен через чин, в капитаны 2 ранга, с 18 декабря 1917 г. Основанием для приказа о присвоении В. С. Золотухину нового звания послужило решение Исполнительного комитета совета матросских и офицерских депутатов Одесского порта, принятое 18 декабря 1917 г.[6] Отметим, что ни у командующего Транспортной флотилией, ни у Исполкома не было формальных прав для такого производства.

Незадолго до этого, 24 ноября 1917 г., лейтенант отряда средств высадки В. С. Золотухин был избран товарищем председателя Исполнительного комитета Совета матросских и офицерских депутатов.[7] Очевидно, присвоение чина капитан 2 ранга было наградой со стороны исполкома для революционного офицера. Вскоре последовал и карьерный рост. 21 декабря 1917 г. на общем собрании военных и вольнонаемных моряков Транспортной флотилии командующим соединения был избран матрос А. Попов, а на период его нахождения в неком отпуске временным командующим по решению собрания стал В. С. Золотухин.[8] 23 декабря 1817 г. он официально сменил на посту командующего капитана 1 ранга В. Ф. Волькенау, издав соответствующий приказ № 1494.[9] Таким образом, приказ командующего о производстве В. С. Золотухина в капитаны 2 ранга подписал он сам.

Обращает на себя внимание хронология событий. Декрет с нормой об отмене чинов был опубликован 17 декабря 1917 г. (на следующий день после подписания).[10] 18 декабря решение о повышении в чине В. С. Золотухина принял Совет депутатов, 24 декабря оно было оформлено приказом по флотилии. В условиях расстройства коммуникаций информация о принятии соответствующего декрета могла просто не дойти в короткий срок до Одессы.

Казус второй: георгиевские кресты для офицеров. 24 июня 1917 г. Временным правительством было принято решение о возможности награждать офицеров армии солдатскими Георгиевскими крестами «за подвиги личной храбрости и доблести». 25 июля 1917 г. эта норма была распространена на военно-морской флот. Решение о награждении должна была принимать команда («за» должны высказаться не менее двух третьих личного состава).[11]

По оценкам Б. И. Колоницкого, Георгиевский крест в 1917 г. сохранял статус престижной награды. Однако среди матросов и солдат параллельно развивалось движение с требованием отказаться от орденов и медалей. После установления Советской власти вручение «старых» орденов еще какое-то время продолжалось. Но 28 ноября 1917 г. Морская коллегия постановила временно приостановить любые награждения.[12] Декрет «Об уравнении в правах всех военнослужащих» окончательно отменил все старые ордена и знаки различия.[13]

Однако не все последовали нормам этого декрета. 2 января 1918 г. приказом «по речным силам на Дунае и войскам гирл Дуная» № 8 комиссар речных сил на Дунае утвердил награждение Георгиевским крестом 4 степени шести офицеров. Решение об их награждении было принято в период с 17 по 23 декабря 1917 г. на заседаниях Георгиевском думы при начальнике речных сил на Дунае. За отличие в делах против неприятеля кресты получили:

1. Начальник речных сил на Дунае вице-адмирал Дмитрий Всеволодович Ненюков;

2. Штаб-офицер для связи при штабе 6-й армии лейтенант Людомир Станиславович Адамович;

3. Старший флаг-офицер по оперативной части штаба лейтенант Николай Николаевич Яковлев;

4. Обер-офицер сухопутного отдела штаба штабс-капитан Лев Георгиевич Карузо;

5. Флаг-офицер по распорядительной части поручик Андрей Андреевич Чайковский;

6. Командир посыльного судна «Нагенмор» подпоручик по адмиралтейству Михаил Петрович Артемьев.[14]

Особенно обращает на себя внимание получение солдатского Георгиевского креста Д. В. Ненюковым. В революционном 1917 г. этот адмирал пользовался авторитетом и уважением среди подчиненных. В апреле 1917 г. командующий Черноморским флотом А. В. Колчак решил перевести Д. В. Ненюкова с Дуная, где последний занимал должность начальника Экспедиции особого значения. За оставление адмирала в прежней должности дружно выступили комитет офицерских, солдатских и рабочих депутатов Килии, офицерская корпорация и союз моряков торгового флота экспедиции.[15]

Сам Д. В. Ненюков так описал в мемуарах обстоятельства своего награждения: «Революционный комитет сейчас же избрал триумвират из солдата, матроса и прапорщика Нижерадзе, которые приняли у меня бразды правления. Из этих трех лиц самый несимпатичный был прапорщик, который явно стремился к провокации всех начальников, но, по счастью, ему этого не удалось. По его проискам сейчас же была назначена ревизия дел штаба, которой никаких упущений обнаружить не удалось. Наоборот, чины штаба, собравшись на пленарное заседание, решили мне преподнести по правилам, изданным Керенским, солдатский Георгиевский крест. Прапорщик скрежетал зубами, но все же был вынужден подписать мой патент».[16]

Казус третий: гербовый орел. Б. И. Колоницким подробно описан процесс отказа от старых государственных символов в 1917 г., прежде всего, двуглавых орлов. В начале революции орлы с императорскими коронами нередко просто уничтожались. Временное правительство стало использовать изображение нового орла, лишенного монархических атрибутов. Большевики, решительно отказавшись от старых символов, иногда вынужденно использовали изображение двуглавого орла без корон.[17]

Об одном интересном случае использования старого символа свидетельствует документ РГАВМФ. 31 января 1918 г. судовой комитет транспорта «Дон», находившегося в Николаеве, выдал удостоверение с положительной характеристикой военному моряку (бывшему прапорщику) Тихону Андреевичу Балашеву.[18] Особое внимание привлекает печать судового комитета, которой заверен документ. Она представляет собой двуглавого орла (без монархических символов), за спиной которого два перекрещенных якоря. Для печатей судовых комитетов было характерно использование изображений якорей. Печать судкома «Дона» уникально тем, что это необычный гибрид «демократического» орла и ставших традиционными для комитетов символа. Причем в конце января 1918 г. использование такой печати еще допускалось органом демократической власти революционных матросов.

В течение 1917 г. революционные символы вытесняли старую государственную и национальную символику. Очень ярко этот процесс проявился на флоте и в армии: отказ от погон, наград, званий, Андреевских флагов и т.д. Большевики, придя к власти, завершили разрыв со «старорежимной» символикой. Однако рассмотренные нами примеры показывают, что этот процесс был более сложным и продолжительным. Вручение дореволюционных наград и производство в чины продолжалось на Черноморском флоте даже после их официальной отмены Советской властью. В описанных случаях матросы рассматривали это не как пережиток прошлого, а как почетную награду для офицеров, пользующихся их доверием. Использование же двуглавого орла с якорями – яркий пример свободного творчества, возможного в условиях революции.
Ссылки:

[1] Колоницкий Б. И. Погоны и борьба за власть в 1917 году. СПб., 2001; Колоницкий Б. И. Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры Российской революции 1917 года. СПб., 2001.

[2] Все даты по старому стилю.

[3] Приказы о производстве И. И. Вахрамеева имеют путаницу в датах. 21 ноября 1917 г. он был произведен в лейтенанты, 22 ноября того же года – в мичманы (именно так). К.Б. Назаренко считает: эти «приказы датированы задним числом. Не исключено, что пронумерованные, но по какой-то причине не датированные приказы складывались в стопку, а затем в спешке на них были проставлены в том порядке, в каком они лежали на столе, то есть в порядке, обратном относительно нумерации (Назаренко К. Б. Флот, революция и власть в России: 1917-1921. М., 2011. С. 72).

[4] Назаренко К. Б. Закат царского флота. Морские офицеры Первой Мировой войны. М., 2018. С. 126–128; Назаренко К. Б. Флот, революция и власть в России: 1917-1921. М., 2011. С. 72.

[5] Декрет об уравнении всех военнослужащих в правах // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917-1918 гг. М., 1942. С. 136.

[6] Научно-справочная библиотека РГАВМФ. Приказы командующего Транспортной флотилии Черного моря. 1917 год. Л. 390.

[7] Там же. Л. 376 об.

[8] Там же. Л. 388, 389 об.

[9] Там же. Л. 388 об.

[10] Декрет об уравнении всех военнослужащих в правах. С. 136.

[11] Колоницкий Б. И. Символы власти и борьба за власть: к изучению политической культуры Российской революции 1917 года. СПб., 2001. С. 141–142.

[12] Там же. С. 141–153.

[13] Декрет об уравнении всех военнослужащих в правах. С. 136.

[14] РГАВМФ. Ф. Р-1477. Оп. 1. Д. 548. Л. 92.

[15] РГАВМФ. Ф. 609. Оп. 3. Д. 283. Л. 103–107, 111–112.

[16] Ненюков Д. В. От Мировой до Гражданской войны: Воспоминания. 1914–1920. М., 2014. С. 260.

[17] Колоницкий Б. И. Символы власти и борьба за власть. С. 81–94.

[18] РГАВМФ. Ф. Р-1477. Оп. 1. Д. 548. Л. 496.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic